Вице-чемпионка мира по биатлону Дарья Домрачева: «Я не буду выступать за Россию»

Вице-чемпионка мира по биатлону Дарья Домрачева: «Я не буду выступать за Россию»
Фото:

Оцените материал

-
0
+
Обсуждение
0 комментариев
Показать все комменатрии

Для биатлонистки из Белоруссии Дарьи Домрачевой предыдущий сезон получился очень успешным: она завоевала 11 медалей различного достоинства. Завершила год золотом в масс-старте в Хольменколлене. Однако, прежде чем прийти к этим результатам, спортсменка удивила весь мир, когда перепутала мишени — закрыла все, но у соседки; а потом там же, в Оберхофе, на том же самом коврике, стреляла в стойке, когда надо было лежа. Сегодня многократная чемпионка России среди юниоров вспоминает об этом с улыбкой. И признается, что в российскую команду уже не перейдет.

— Как вы сами оцениваете свой сезон?
— Сезон получился очень непростым для меня. Были и очень положительные моменты, прекрасные выступления. Но были и сложные старты. Тот же чемпионат мира сложился не очень гладко. Поначалу вообще ничего не получалось, но я работала, боролась и в итоге завоевала серебро. Закончился же сезон на позитивной ноте — золото масс-старта в Хольменколлене доставило мне огромное удоволь­ствие. Равно как и всей моей команде и болельщикам.

— Дарья, как же так случилось, что выступаете вы за Белоруссию? Вы же многократно выигрывали чемпионат России среди юниоров.
— Ну как же — это моя родина, я родилась в Белоруссии. Моя родная страна, за которую я выступаю. Но и Россия для меня не чужая. Я выросла в России, многим обязана российским тренерам и российской земле.

— Насколько популярен биатлон в Белоруссии?
— Так же, как и в России: биатлон и хоккей — основные зимние виды спорта. Все больше болельщиков ездит на разные этапы Кубка мира. Мы очень радуемся тому, что все больше белорусских флагов можно увидеть на трибунах.

— А на улицах вас узнают?
— Редко. Мы же постоянно в спортивной экипировке, очках, которые пол-лица закрывают, шапки, винтовки. Плюс телевидение дает немного искаженное представление о людях.

— Вы звезда в Белоруссии? Как вам кажется?
— Все болельщики признают меня профессионалом. И человеком, который дарит позитивные эмоции. Я очень много писем получаю от болельщиков. Как по электронной почте, так и на адрес Федерации биатлона. Часто просят автограф. Это так приятно, что, возвращаясь домой, я сажусь за стол и целый день могу посвятить ответам на эти письма. Конечно, отправляю карточки. Людям же, наверное, приятно получить немного внимания от человека, за которого они переживают.

Белорусское сердце

— Для нас, Дарья, вы тоже своя. Может, вы за Россию выступите?
— Скажу так: мое сердце все же принадлежит Белоруссии, и именно за эту страну я планирую выступать и дальше.

— Вас там условия устраивают?
— Спасибо, конечно, за предложение. Но пока мне хватает всего. Вниманием не обделяют.

— Вы же выросли в том же городе, что Маша Шарапова.
— Да. В городе Нягань (Ханты-Мансийский автономный округ. — «Спорт»). Мы незнакомы, но, конечно, я наслышана про Машу. Не знаю уж, как она про меня. А еще у нас в Нягани команда КВН — «Кефир»! Они в высшей лиге выступают.

— В каком возрасте вы уехали?
— В 17 лет. Получилось, что я 13 лет прожила в России. У меня умер папа, и мы приняли решение вернуться домой. Для меня главным условием было продолжение спортивной карьеры. Тогда для меня все только начиналось.

— Все равно выглядит странным: к 17 годам вы уже о себе заявили, но Россия упустила вас как спортсменку своей сборной.
— Ну я-то с самого детства знала, что вернусь в Белоруссию. Вообще, когда родители ехали в Сибирь, то собирались прожить там года два. Однако север затягивает, это знают все. Мы вернулись, и меня сразу пригласили выступать за сборную.

— Где вам больше нравится жить?
— Минск, наверное, не сравнится с Няганью по ощущению города. Но по Нягани я тоже скучаю, там остались друзья моего детства, мои одноклассники. В Нягани настоящая северная зима: солнце, хрустящий снег под ногами. А в Минске все же более серая погода зимой. В Нягани вообще замечательные люди живут. В том числе мои учителя, мои тренеры, которые открыли для меня спорт. Заставили его полюбить.

Зажигая на дискотеках

— Вы же танцами и баскетболом пробовали заниматься?
— Танцами в самом раннем дет­стве. Лет пять мне было. Это больше развивающие упражнения были. Любовь к танцам осталась. Я с удовольствием включаю музыку дома, танцую. И на дискотеках в период отпуска зажигаю.

— Когда вы выезжаете на этапы, которые, как правило, проходят в маленьких альпийских деревушках, как вы проводите время?
— Конечно, большинству биатлонистов хотелось бы, чтобы этапы проводились в больших городах. Чтобы мы тоже могли что-то увидеть, составить свое мнение о культуре страны и народа. Увидеть те места, фотографии которых есть в туристических проспектах. А времени свободного почти нет. У нас же все расписано: тренировки, массаж, отдых, восстановление Во время стартов проще, чем во время сборов. Перед сезоном сборы могут и три недели длиться. И каждый день одно и то же: зарядка — завтрак — тренировка — сон — тренировка — сон. А во время соревнований такой всплеск эмоций, что не устаешь.

— Для российского биатлона в этом году случилось знаменательное событие: в Ханты-Мансийске прошел чемпионат мира. Как, на ваш взгляд, все было организовано?
— Знаете, меня неприятно удивила встреча российской команды российскими же болельщиками. Я слышала очень много неприятных выкриков с трибун. Не столько поддерживали своих биатлонистов болельщики, сколько требовали чего-то, давили. Давайте медали, давайте то, давайте это! Это очень неприятно. И от этого сложно абстрагироваться. Мы тоже очень переживали за российских спортсменов. Мы же только на трассе соревнуемся. А в жизни — дружим.

Совет болельщикам

— Вас удивили результаты россий­ской команды?
— Конечно, все ждали от россиян многого. Но я скажу другое: биатлон — очень непредсказуемый вид спорта. Тут очень много факторов влияет на результат. Стрельба, например. А если еще на тебя такое давление идет, то еще сложней. Поэтому я бы дала совет всем болельщикам: не ждать выдающихся результатов. А просто поддерживать своих спортсменов и получать удовольствие от просмотра гонок.

— Дарья, очень давно хотелось спросить: как же так вы стреляли по чужим мишеням, а потом там же стреляли стоя, когда все стреляли лежа?
— Это был Оберхоф, и оба раза масс-старт! Более того, это произошло на одном и том же коврике. Мне до сих пор сложно все это вспоминать. Хотя сейчас стараюсь уже говорить об этом с улыбкой. На тот момент это был огромный шок для меня.

— А вас не смутило, что остальные-то лежат?
— Нет! Потому что я не видела их. Наш тренер даже заметил в этом положительный момент: то, что я никого и ничего, кроме мишени, не видела, говорит о полной концентрации. Похвалил меня даже.

— А чужие мишени, помнится, вы все закрыли.
— Второй такой случай заставил серьезно задуматься. Но я считаю, что всякое может случиться в жизни и надо уметь перешагивать через разочарования. Просто делать выводы. У меня, кстати, как раз после тех казусов результаты в гору пошли. Появились призовые места на этапах Кубков мира. Так что, видимо, это должно было случиться.